Извилистые тропинки славы 5 глава

Извилистые тропинки славы 5 глава

Не по другому как трамонтана заносит сумятицу в головы обитателей Ампурдана: молвят, что они все немного сумасшедшие. Хотя в целом каталонцы числятся хладнокровными, иногда даже лишне. Словечко «seny», значащее «здравый смысл», по всеобщему воззрению, охарактеризовывает их как нельзя лучше. Видимо, как раз этот здравый смысл и уберегает их от катастрофического Извилистые тропинки славы 5 глава восприятия жизни, характерного другим испанцам. Они настороженно относятся к избитым правдам.

Существует мировоззрение, что Каталония, решительно повернувшаяся спиной ко всему остальному полуострову и смотрящая на север и на море, – это частица Европы в той Испании, которая до недавнешнего времени, а может, и до этого денька так и не смогла Извилистые тропинки славы 5 глава обусловиться, куда ей прибиться. И это смотрится более чем справедливым.

Ведь вправду Каталония – единственная в собственном роде область Испании, которая с 1860 года развивалась в темпе, данном европейской промышленной революцией. Ее торговые дела с Францией, Англией и Германией становились все более активными и многосторонними. Конец XIX века – период необычного культурного Извилистые тропинки славы 5 глава расцвета этой провинции. Барселона возомнила себя новыми Афинами...

Не будем на данный момент вспоминать о кризисах самосознания и самоопределения и языковых заморочках (о которых Дали, вобщем, выразится очень хлестко): Каталония всегда жила за счет взаимовыгодной торговли, за счет контактов и обмена визитами с чужестранцами. С финикийцами, греками, римлянами Извилистые тропинки славы 5 глава, вестготами... С VI века до Р.Х. фокейские греки часто наведываются в эти края и строят тут огромное количество торговых пт, в том числе порт и город Ампурион, развалины которого можно сейчас узреть в Эмпурии, в сорока километрах от Кадакеса. В 776 году до Р.Х. греки с острова Родос Извилистые тропинки славы 5 глава основали в заливе Росес первую греческую колонию в западном Средиземноморье.

Каталония – богатейший край, в Средние века она меньше, чем вся остальная Испания, пострадала от арабского владычества, это райское место, где жизнь всегда лупила ключом.

Фигерас стал современным, оживленно развивающимся городом благодаря жд сообщению с Барселоной, открытому в 1877 году, и электричеству, проведенному там Извилистые тропинки славы 5 глава в 1896-м. Город этот не был таким уж тихим, как могло показаться на 1-ый взор, он отличался высочайшим уровнем образования и достатка, имел собственные газеты, это был пограничный город, направленный на Францию и остальную Европу, очаг республиканского духа и атеизма.

Такие вот декорации.

И эти декорации имеют главное Извилистые тропинки славы 5 глава значение: конкретно в их окружении Дали появился на свет. Он формировался и развивался сначала в Фигерасе и Кадакесе, потом в Барселоне, где жили его дядья и где он очень рано стал выставлять свои работы. Конкретно тут зарождались его мечты, фобии и представления о жизни, складывался его лексикон художника Извилистые тропинки славы 5 глава, в их он повстречал Миро[79], а потом и Галу, тут разорвал со своим папой, сюда он ворачивался, чтоб писать свои картины – нескончаемо и одержимо, ибо там была матрица и первоисточник всего и вся.

А вот и действующие лица: их совершенно малость. В ранешном детстве Дали, естественно, окружали его наиблежайшие Извилистые тропинки славы 5 глава родственники. Посреди их его сестра Ана Мария, которая была на три года его младше. Старший брат погиб в 1903 году в возрасте года и 9 месяцев. Его так же звали Сальвадором, как, вобщем, отца и прадеда.

В центре домашней экспозиции – отец, Сальвадор Ани-серо Дали Кузи, по обе стороны от него Извилистые тропинки славы 5 глава две его супруги: Фелипа, 1-ая его жена, и ее сестра Каталина, которая жила в их доме и на которой он женится после погибели Фелипы. (Сколько двояких образов!) Добавим к этой компании еще Ансельма, дядюшку по материнской полосы, известного в Барселоне книготорговца, также Рафаэля, дядюшку по отцовской полосы, он был Извилистые тропинки славы 5 глава не настолько известен, но конкретно он введет молодого Дали в круг барселонской интеллигенции.

Уже с 2-мя Сальвадорами и женитьбами отца сначала на одной сестре, позже на другой история семейства кажется достаточно запутанной. И не достаточно кто углублялся в нее далее, по другому обязательно направил бы внимание на то Извилистые тропинки славы 5 глава, что Гало, дед Дали, в 1886 году свел счеты с жизнью «по причинам денежного порядка». Кем же он был? Может быть, маклером?

Однозначно, что он играл на бирже. Кризис, потрясший денежные круги, стал предпосылкой его банкротства. Он выбросился из окна 4-ого этажа и разбился. Ему было 30 5 лет.

Либо все таки он был доктором Извилистые тропинки славы 5 глава (senor Doctor), как будет утверждать сам Дали и как считают некие его биографы? Но это очень маловероятно – во всяком случае, таково мировоззрение Феликса Фанеса, который, взяв за базу «Дневник» художника, датированный 1919 и 1920 годами, самым кропотливым образом исследовал окружение молодого Дали и его схожие связи.

Может быть, его спутали Извилистые тропинки славы 5 глава с Рафаэлем, вторым отпрыском Гало, который вправду был доктором? Может быть, «senor Doctor» всего только прозвище вроде того, что прилепилось к старшему отпрыску, папе Дали, прозванному «Доктор Деньги»?

Суицид отца, валютные затруднения, неопределенный либо скрываемый род занятий – такое не проходит безо всяких следов для буржуазной семьи, имеющей отношение к Извилистые тропинки славы 5 глава денежным кругам. И не может не бросить собственного отпечатка. В особенности в душе ребенка.

В ту пору, когда дедушка Сальвадора ушел из жизни, будущий нотариус и отец художника Дали был ребенком, практически ребенком.

Его мама – вдовой. К счастью, у нее остались кое-какие сбережения и она взяла все Извилистые тропинки славы 5 глава дела в свои руки. Ее дочь от первого брака уже была замужем. Супруг дочери, благородный человек и высокопоставленный бюрократ, будущий мэр Барселоны Хосе Мария Серраклара, затратил массу энергии и использовал все свои связи, чтоб отец Дали сумел продолжить учебу.

Но учеба на факультете права стала для него ежедневной Извилистые тропинки славы 5 глава борьбой. Борьбой за признание. Не будем забывать, что дело происходило в Каталонии девятнадцатого века. Не будем забывать также, что нотариусы в то время были официально уполномочены государством представлять его интересы при совершении всех сделок в сфере валютного воззвания, денег и недвижимости и имели в Испании репутацию не только лишь высококвалифицированных профессионалов Извилистые тропинки славы 5 глава в области права, да и людей идеальной честности. Так что отпрыску разорившегося самоубийцы необходимо было обосновывать свою честность более рьяно – и это мягко сказано, – чем кому бы то ни было другому.

Почему совсем понятно, что, пережив все это, Сальвадор Дали-старший стал неустанным трудом, используя разум, упорство и мужество Извилистые тропинки славы 5 глава, зарабатывать для себя авторитет. Он стал нотариусом, открыл в 1900 году в Фигерасе свою контору (чему очень содействовал его друг Пепито Пичот, имевший там дом) и очень дорожил своим местом.

Тем же разъясняется отцовский гнев, обрушившийся на голову Сальвадора-сына, исключенного из Академии роскошных искусств за дерзкое поведение после первого Извилистые тропинки славы 5 глава же звучного скандала. Этот человек испытывал панический ужас перед тем, что касалось грядущего, перед тем, что касалось средств. И перед тем, что могло повлечь за собой их отсутствие.

Он был очень специфичной личностью, и это еще мягко сказано. «Он обладал страшенной энергией», – признавался Дали в полустрахе, в полувосхищении. «Он Извилистые тропинки славы 5 глава был очень своенравным человеком», – свидетельствовал каталонский писатель Жозеп Пла. В Фигерасе о необузданном характере Сальвадора-отца и нередких и бурных вспышках его гнева прогуливались легенды. Над этим все потешались. Это стало неотъемлемой частью местного колорита и местного фольклора.

Его называли «легковоспламеняющимся».

Но с таким же фуррором он умел Извилистые тропинки славы 5 глава быть очаровательным, блистательным, смышленым. Кое-кто гласил даже о его элегантности. И совершенно не непременно обращаться к свидетельству Аны Марии, которая в собственной книжке «Сальвадор Дали очами сестры» ведает, как в один прекрасный момент их отец устроил вечер танцев, пригласив на него всех обитателей улицы Нарсисо Монтуриоля[80], и без этого Извилистые тропинки славы 5 глава довольно фактов в пользу того, что он был умным, энергичным, пытливым, интеллигентным человеком с широким кругозором, позволявшим ему рассуждать об искусстве и музыке с этим же познанием дела, что о политике и праве, так как он всегда был в курсе всех событий.

Его идеи, как гласили в то Извилистые тропинки славы 5 глава время, были «передовыми». Он был прогрессивным человеком, близким к Республиканскому национальному союзу, безбожником, конкретным поборником независимости Каталонии и настолько же конкретным противником монархии.

Отпрыск изобразил собственного отца обрюзгшим государем с бычьей шейкой и туповатым взором, так же обрисовывали Сальвадора-старшего его неприятели. Не стоит заблуждаться на сей счет, довольно посмотреть на Извилистые тропинки славы 5 глава фото поры его молодости: он стает пред нами энергичным и даже воинственным юным человеком очень привлекательной внешности.

Перед тем как основаться в Фигерасе, он женился на юной жительнице Барселоны Фелипе Доменеч Феррес, о которой практически нечего сказать, не считая того, что она была тихой и набожной и скончалась Извилистые тропинки славы 5 глава в 1921 году от рака матки. Дали на момент ее погибели было семнадцать лет.

Сальвадор Фелипе Хасинто Дали-и-Доменеч родился 11 мая 1904 года в 8 часов 45 минут, другими словами через девять месяцев и 10 дней после погибели первого Сальвадора – Сальвадора Гало Ансельмо. Роды проходили на втором этаже дома 20 по улице Нарсисо Монтуриоля, где Извилистые тропинки славы 5 глава в то время проживали супруги Дали и где родилось и двое других их деток. Но почему-либо сейчас доска с надписью «En esta casa nacio Salvador Dali. XI V MCMIV»[81] и портрет со известными усами висят на доме 6 по той же улице.

Что касается внутриутробной жизни Дали, то Извилистые тропинки славы 5 глава она описана самим Сальвадором Дали в «Тайной жизни Сальвадора Дали». Создатель этого шедевра работал в жанре «правдивой лжи», который самым внимательным образом изучал на примере этого произведения Энди Уорхол. Так как всё правдивее правды в этом необычном произведении, сотканном из невероятностей, ошибок, выдумок, язвительных замечаний и обалденных Извилистые тропинки славы 5 глава истин. Но главное в нем – умопомрачительная игра воображения и фантазия создателя.

Удивительная феерия.

В этом хаосе – безрассудно смешном, катастрофическом и пульсирующем кровью, бьющем по нервишкам и пробирающем до костей, который очень длительно воспринимали за литературный абсурд, такую шуточку либо же, напротив, за исповедь на бумаге – следует продвигаться вперед со познанием дела и Извилистые тропинки славы 5 глава в состоянии неизменной внимательности, – эти способности Жид[82] развивал в собственных учениках, рекомендуя им искать опечатки в тех книжках, которыми они зачитывались. Необходимо внимание и умение сохранять дистанцию, чтоб лучше созидать.

В этом случае Дали не просто помогает нам, он делает еще больше, сходу либо практически сходу вываливая Извилистые тропинки славы 5 глава на нас свои внутриутробные мемуары, а потом свои неверные и настоящие детские мемуары. Короче, он подталкивает собственного читателя к сопротивлению, к активному чтению, рассчитанному на некоторую реакцию и интерпретацию. Проводит его через «испытание безднами», где содержатся в равной мере юмор, комизм и шутовство, иногда уравновешивающие, а иногда и нет Извилистые тропинки славы 5 глава эти ошеломительные погружения в область безотчетного, подсознательного, инфрасознательного и другие глубины, граничащие с кое-чем невысказанным, но полностью естественным. Это типичная манера высказываться о том, о чем, обычно, молчат, гласить самую грубую правду, умело камуфлируя ее.

«Правда, чтоб оставаться правдой, должна быть завуалированной», – гласил Ницше, рассуждая о греках.

Дали много читал Извилистые тропинки славы 5 глава Ницше. И строил афоризмы так же, пользуясь посылками, которые, вступая в реакцию вместе, рождали идея третьего порядка, не заложенную ни в первой части силлогизма, ни во 2-ой, а лежащую кое-где меж ними, на вибрирующей от напряжения, неразрывно связавшей их нити. Кое-где вне их. И вывести это можно Извилистые тропинки славы 5 глава только при помощи дедукции.

О покойном брате говорится уже на 2-ой страничке «Тайной жизни»: «Мой брат в семь лет погиб от менингита, это случилось за три года до моего рождения». Три неправды, три преломления фактов в одной (короткой) фразе. Не будем в особенности придираться к «менингиту», ведь Извилистые тропинки славы 5 глава Дали мог не иметь доступа к заключению судебно-медицинской экспертизы, где в качестве предпосылки погибели указывался «катаральный гастроэнтерит»; зато он отлично знал, что его брат погиб в год и девять месяцев и что было это за девять месяцев и 10 дней до его собственного рождения.

Так почему семь лет?

Почему Извилистые тропинки славы 5 глава менингит?

Не будем очень настаивать на этой версии, но заметим, что семь лет – это сознательный возраст. И если Дали желает развить идея о превосходном брате, душа которого в него, безумного либо неидеального двойника, воплотится, чтоб миру все-же был явлен гений, то необходимо, чтоб погибший брат еще при жизни успел Извилистые тропинки славы 5 глава как-то проявить свою предполагаемую гениальность.

За год и девять месяцев сделать это фактически нереально. Отсюда эти выдуманные семь лет.

Удивительно?

И ну и нет. Мысль неидеального двойника, призванного затмить себя самого, чтоб превратиться в удачную, но исчезнувшую и оплакиваемую (демонстративно?) модель, прочитывается в этом маленьком куске об усопшем брате Извилистые тропинки славы 5 глава из «Тайной жизни...» и в длинноватой истории всей его следующей жизни, наименее потаенной. Направьте внимание, какую значимость приобретет эта мысль в предстоящем.

Также направьте внимание на двоякие образы, которые проходят через все творчество Дали, и на огромные фигуры-близнецы – Кастора и Поллукса, что установлены около его дома в Порт Извилистые тропинки славы 5 глава-Льигате и видны издалека.

А еще обратите в этой связи внимание на клоунские проделки более позднего времени, от которых обычно отмахиваются, и совсем зря. Ведь Дали повторял на все лады (и я вновь это цитирую): «Я никогда не шучу».

Чудачество и чрезмерная экстравагантность – штуки рискованные, но Извилистые тропинки славы 5 глава они изредка бывают беспричинными и, обычно, имеют под собой нечто конкретное. В привязке к Дали тех пор этот новый элемент занимает свое место и отлично вписывается в генеральный план, в каком жизнь и творчество составляют единое целое.

Что касается менингита, то почему же Дали с таким упорством цепляется и всегда Извилистые тропинки славы 5 глава цеплялся за него?

Давайте разглядим этот вопрос.

В то время предпосылки этого заболевания, жертвами которого становились в главном новорожденные и малолетние малыши, были еще до конца не изучены. Бытовало мировоззрение, что менингит может быть спровоцирован ударом, нанесенным по голове. Как поговаривали, папаша 2-ух Сальвадоров был очень крут на руку. Очевидно Извилистые тропинки славы 5 глава, нельзя исключить, что малыша побили либо толкнули, случаем либо специально, и он погиб от приобретенных травм. Слухи такие имели место. Понятно также, что сказать властям о случившемся отец поручил одному из собственных друзей, местному сапожнику. Почему? Поэтому, что сам был не в состоянии сделать это из-за обрушившегося на Извилистые тропинки славы 5 глава него горя? Либо он поступил так из ужаса?

Страшная правда, вне всякого сомнения, ухудшала боль утраты, присовокупив к ней всепоглощающее чувство вины.

Если это вправду правда.

Но у этой версии есть отличные «шансы» быть ею. Во всяком случае, более суровые, ежели у другой, также имевшей хождение, дескать, у малыша Извилистые тропинки славы 5 глава был прирожденный недостаток, явившийся следствием венерического заболевания, которым мучился его отец. Но и она позволяет осознать атмосферу назойливых мыслях, волнения и напряженности, царившей в доме, где прошли 1-ые годы жизни Дали, над которым, судя по всему, к тому же лишне тряслась мама.

На сей счет – конфузливость, уклончивость Извилистые тропинки славы 5 глава и молчание. Как будто это как раз та начальная точка, вокруг которой все крутится и выстраивается.

Ален Финкелькраут[83] именовал бы это «первородным преступлением».

При всем этом место головного действующего лица пустует.

Против желания Фелипы, которая проявила несвойственную ей горячность, новорожденному дали то же имя, что носил его покойный брат (мама не колебалась Извилистые тропинки славы 5 глава в том, что с этим именованием он тоже будет обречен). Он появился на свет на той кровати, на которой тот погиб, носил его одежку, играл в его игрушки и в довершение всего, бывая на кладбище, читал свое имя на могиле и склонялся перед ней вкупе с мамой Извилистые тропинки славы 5 глава.

Когда он входил в спальню собственных родителей, то лицезрел его огромную фотографию, которую они повесили над собственной кроватью.

Дали, естественно, утрирует, добавляя к перечисленному выше к тому же это: «Когда мой отец смотрел на меня, то быстрее обращался к моему двойнику, чем ко мне. В его очах я был только половиной Извилистые тропинки славы 5 глава, заменой. Я длительно не мог залечить на сердечко кровоточивую рану, которую мой безучастный, нечуткий, не понимающий о моей боли отец повсевременно растравлял собственной бескрайней любовью к умершему». Но движется он в правильном направлении. Так как нередко («поскольку всегда», хотелось мне сказать), что-то преувеличивая, Дали оказывается поближе к правде Извилистые тропинки славы 5 глава, к которой, может быть, не сумел бы подступиться, будь он беспристрастен и опирайся на «реальные факты».

Не начать ли нам наш рассказ о Дали с его внутриутробной жизни, коль скоро он сам приглашает нас это сделать?

Во всяком случае, стоит посмотреть на то, что он пишет по Извилистые тропинки славы 5 глава этому поводу.

Итак, на что она похожа? Как он ее прожил?

«Если вы спросите меня, что я ощущал, – гласит он, – я вам здесь же отвечу: "Это было божественно, это был рай"». Утерянный рай. Но описание его не перестает поражать: «Внутриутробный рай окрашен в пламенные тона преисподней: красно-оранжевый, желтоватый Извилистые тропинки славы 5 глава и голубоватый. Он мягенький, неподвижный, теплый и вязкий, а еще строго симметричный, состоящий из 2-ух частей». Рай цвета ада – это не элементарно; но мы можем сопоставить этот образ с образом, сделанным Уорхолом, который в последние годы жизни писал на собственных полотнах: «Небеса находятся в одном вздохе от преисподней».

А сейчас слово Извилистые тропинки славы 5 глава самому Дали: «Моим самым красивым видением там была яичница из 2-ух яиц без всякой сковороды. Отсюда, по всей видимости, происходит то смятение, то волнение, что я испытывал позже всю свою жизнь перед этой умопомрачительной картиной. В этой яичнице без сковороды, которую я увидел еще до собственного рождения Извилистые тропинки славы 5 глава, яичка были прекрасными: желтки их светились фосфоресцирующим светом, а белки немного отливали голубизной на изломе огромного количества складок и складочек».

«Тот факт, что я могу и сейчас при желании воспроизвести схожую картину – правда, не такую колоритную и, главное, лишенную магии тех пор, – вдохновляет меня к сопоставлению этих ослепивших меня яиц с Извилистые тропинки славы 5 глава фосфенами, представляющими из себя радужные круги перед очами, возникающие при нажатии на глазные яблоки и видимые через прикрытые веки. Мне довольно принять свойственное для зародыша положение с прижатыми к зажмуренным очам кулачками, чтоб все это узреть вновь. Не напрасно детки обожают играть в такую игру: они нажимают пальцами Извилистые тропинки славы 5 глава на глаза и, когда лицезреют показавшиеся перед ними цветные круги, молвят, что узрели ангела».

Вроде бы там ни было, но Дали был обязан покинуть собственный рай.

«Ужасную травму собственного рождения» он пережил 11 мая 1904 года.

«Пусть звонят во все колокола в его честь! Пусть склонившийся над пашней крестьянин Извилистые тропинки славы 5 глава выпрямит свою согбенную спину, похожую на искореженный ствол оливы, которую гнет к земле трамонтана, пусть присядет, подперев свою щеку мозолистой ладонью, и задумается, застыв в великодушной позе мыслителя. Внемлите! Только-только появился на свет Сальвадор Дали. Ветер затих, и небо просветлело», – разливается соловьем Дали, в библейской манере Сесила Б. де Милля Извилистые тропинки славы 5 глава[84] – лирической и шутливой сразу.

«Должно быть, таким же точно с утра греки и финикийцы посадились в заливах Росес и Эмпурии, чтоб в самом центре Ампурданской равнины с ее самым определенным и беспристрастным пейзажем на свете изваять колыбель средиземноморской цивилизации и застлать ее чистейшей, практически мистической белизны простыней Извилистые тропинки славы 5 глава, что приняла меня на себя, чуть я явился на этот свет...

...И ты тоже, Нарсисо Монтуриоль, славный отпрыск Фигераса, изобретатель и создатель первой подводной лодки, подними на меня свои сероватые, затуманенные глаза. Посмотри! Ты ничего не видишь? И вы все тоже ничего не видите?..

...А меж тем в одном из домов на Извилистые тропинки славы 5 глава улице Монтуриоля появился на свет малыш, и счастливые предки склонились над ним, не способен отвести умильных взглядов».

Дали родился в царствование короля Альфонса XIII на улице Нарсисо Монтуриоля, которую без мельчайшей драматичности называли «улицей гениев», так как кроме уже упомянутого Монтуриоля, изобретателя подводной лодки, тут жили Извилистые тропинки славы 5 глава поэт Карлес Фажес де Климент[85] и музыкант Пеп Вентура[86], создатель современной сарданы. Дом, где родился Дали, был обыденным городским строением без особенных воспримет, стоящим на правой стороне улицы, если идти от находящейся по соседству Рамблы[87]. На обратной ее стороне во всем собственном блеске красовались дома реальных богачей и властей Извилистые тропинки славы 5 глава предержащих, дома в псевдовенецианском стиле с балконами и bow-windows[88].

Но внимание, – на улице Монтуриоля существует несколько домов, в каких в различное время проживало семейство Дали!

1-ый из их – дом 20 на углу улицы; Дали занимали в нем на втором этаже квартиру с большой лоджией, откуда раскрывался расчудесный вид на расположенный по соседству Извилистые тропинки славы 5 глава сад одной высокородной дамы. Там рос большой каштан, служивший приютом для бессчетных пернатых. На этой лоджии, видимо, воодушевленная примером соседей, Фелипа начала разводить туберозы, наполнявшие воздух своим запахом, и расставила клеточки с птицами, которых она кормила прямо изо рта, протягивая им зажатый в зубах кусок хлеба, чем Извилистые тропинки славы 5 глава приводила малышей в обезумевший экстаз. А этажом ниже бабушка гладила белье.

Как досадно бы это не звучало! Настал денек, когда Дали узнали, что сад напротив их окон продан, а на его месте будет строиться дом. Не стало каштана, не стало птиц, опустела и их лоджия. Дали было 10 лет. Для Извилистые тропинки славы 5 глава Аны Марии (как, видимо, и для ее брата Сальвадора) это было концом прелестной мечты. К счастью, недалеко выстроили новый дом. Предки Дали переехали туда. Это был их 2-ой дом, № 24 по той же улице. «Наша веранда выходила на огромную, просторную площадь, за которой показывался кусок залива Росес, Палау Савердера, гора Сан-Пер де Извилистые тропинки славы 5 глава Родес. Площадь называлась Пласа де ла Пальмера (площадь Пальмы), при этом пальма эта была в реальности и была выше нашего дома». Не считая того, тут находилась открытая при французском женском монастыре школа, которую посещала Ана Мария. На местности школы стояла церковь с колокольней и колоколом, Дали запечатлел это сооружение Извилистые тропинки славы 5 глава в нескольких собственных работах 1935-1936 годов.

В «Пригороде паранойя-критического городка: после пополудни на окраине европейской истории», пополнившем коллекцию Эдварда Джеймса, также в «Ностальгическом эхе» и «Морфологическом эхе», попавших в коллекцию Морсов, изображена малая девченка, прыгающая через веревочку. Фигура девченки умопомрачительно похожа на язык колокола.

Книжку собственной Извилистые тропинки славы 5 глава сестры Дали принял очень плохо: она перечеркивала все то, что он так старательно создавал: его легенду. Публика здесь же разделилась на два лагеря: на тех, кто считал, что сестра гласит правду и нужно к ней прислушаться (не стоит доверять тому, что ведает Дали!), и тех, кому книжка Аны Марии показалась лишне слащавой Извилистые тропинки славы 5 глава и идиллической. «Она просто стремилась сделать возражение брату по всем пт и выгородить отца», – негодовали они.

Так ли все очень просто?

Поглядим, к примеру, что гласит сестра о Льюсии Хисперт, их старой няньке: «Ее круглое лицо было как будто вылепленным из глины и дышало бескрайней добротой Извилистые тропинки славы 5 глава. Казалось, ее расположенность и симпатия к людям сконцентрировались в районе ее большого носа, который мы всегда вспоминали с умилением. Ах, этот нос Льюсии! Сама же она олицетворяла собой терпение и душевность. Под этим возлюбленным нами носом был растянутый в нескончаемой ухмылке рот». А Дали обрисовывает ее как даму «очень массивного Извилистые тропинки славы 5 глава телосложения, похожую на папу римского».

Сходу видно, как разнится тон: в первом случае он ласковый либо слащавый, а во 2-м – жесткий и даже карикатурный; но брат и сестра, во всяком случае, сходятся на том, что их нянька была дородной дамой. Не считая того, юный Сальвадор, нарисовав ее в Извилистые тропинки славы 5 глава первый раз в 1918 году, когда ему было четырнадцать лет, сумел передать характер, о котором гласит его сестра: дама просто лучится добротой. И Дали воспринимает это как подарок.

Это был один из его первых портретов маслом на холсте. Он написан с отменным мастерством в безыскусной гармонии бардовых, темных и фиолетовых тонов, уравновешенных охряными Извилистые тропинки славы 5 глава цветами лица и руки. В руке Льюсии цветок, тоже охряной, совершенно круглый, перекликающийся с солнцем на заднем плане, солнцем, которое, с другой стороны, стает как двоякий образ такой «звезды во лбу», что верно видна на лице седовласой героини картины. Льюсия посиживает, сгорбив спину. Потухший взор ее глаз, выглядывающих из Извилистые тропинки славы 5 глава-под крестьянского платка, кажется совершенно слепым. Известный нос быстрее приплюснут, ежели выдается вперед. Освещенная сзади странноватым солнцем на манер Ван Гога, немного подавшаяся вперед, она испускает благожелательность и человеколюбие.

Так есть ли реальное противоречие во воззрениях брата и сестры?

Навряд ли оно было во времена их юношества и отрочества Извилистые тропинки славы 5 глава. Но спустя 30 лет все стало по-другому. Ана Мария осталась прежней и не изменила идиллического дела к их расчудесному, радостному и светлому детству. Сальвадор же резко поменялся. Он преобразовал свою жизнь в произведение искусства. И как живописец отрезал все избыточное, отобрал то, что его устраивало, а Извилистые тропинки славы 5 глава остальное изменил по собственному усмотрению. Какое значение имеет достоверность фактов (кстати, можно нескончаемо спорить по поводу этой самой достоверности), еще важнее совершенно другая правда. И эта правда изречена им. Резко и решительно.

Но, может быть, мировоззрение Аны Марии более «объективно»? Ее книжка появилась как реакция на некие язвительные замечания звезды, каков Извилистые тропинки славы 5 глава к тому времени стал Дали, а главное – на публикацию в 1942 году «Тайной жизни Сальвадора Дали». Книжка Аны Марии «Сальвадор Дали очами его сестры», вышедшая в 1949 году, сначала была ориентирована против той сказочной версии, что ее брат так кропотливо выстраивал, но это было быстрее не пришествие, а защита и Извилистые тропинки славы 5 глава иллюстрации к его мемуарам, к его зеленоватому раю юношества, к их детству. А терпеть не могла она Галу, эту узурпаторшу, похитительницу грез, отобравшую у нее ее возлюбленного брата. Разве в Кадакесе, когда Сальвадора и Ану Марию лицезрели совместно, их не называли «жених и невеста»? Не считая того, Дали Извилистые тропинки славы 5 глава огромное количество раз высказывался в том плане, что не стоит отмахиваться от инцеста.

Некоторый аноним утверждал даже, что в один прекрасный момент на пляже он лицезрел, как оголенные Дали и его сестра обымались и лобзались. Может быть, он это не придумал.

Поэма «Любовь и Память», написанная Дали в 1930 году и посвященная им Извилистые тропинки славы 5 глава собственной сестре, начиналась словами:

Образ моей сестры

С красноватым анусом

Полным дерьма...

Образ моей сестры

С разверзнутым влагалищем

Достаточно об этом. Пока достаточно.

Дела меж Дали и его сестрой, пусть и с некими обмолвками, были полностью обыкновенными.

Неувязка была в их отце, с какой бы стороны мы к этому ни Извилистые тропинки славы 5 глава подходили.

Так как если снаружи Дали походил на мама и «тютелька в тютельку», как ему не утомлялись повторять, на собственного покойного брата, то запальчивый и гневливый нрав достался ему от отца. Конкретно на него он был похож больше всего.

Даже по жизни Дали шел этим же зигзагообразным методом, что обоих привел Извилистые тропинки славы 5 глава от атеизма к принятию римской церковной веры и от левого экстремизма к правому – в самом карикатурном виде. Дали также перенял отцовское отношение к деньгам.

Что разъясняет их разрыв.

Кое-кого шокировала «черная неблагодарность» отпрыска по отношению к такому внимательному и рачительному папе. Папе, который не только лишь Извилистые тропинки славы 5 глава не препятствовал его увлечению живописью, но даже содействовал – на собственный лад – тому, чтоб отпрыск стал художником, и который, по сути, все ему прощал. Настоящая причина разрыва заключалась как раз в том, что младший Дали испытывал необходимость отмежеваться от собственного двойника.

Но для того, чтоб разобраться в необыкновенно запутанных отношениях 2-ух Сальвадоров, отца Извилистые тропинки славы 5 глава и отпрыска, нам представляется нужным обернуться вспять. Что поможет нам раскрыть еще больше изумительные стороны этой в высшей степени нетривиальной личности – центральной фигуры нашего повествования.

Начнем с того, что отец много времени проводил вне дома, встречаясь с друзьями то в кафе, то в именитом отеле «Дюран» (отель существует и Извилистые тропинки славы 5 глава доныне, но пришел в упадок), то на Рамбле. Дамы практически всегда находились дома в собственном кругу и изредка куда выходили. Так что небольшой Сальвадор являл собою единственное существо мужского пола в этом реальном гинекее[89], где обретались его сестра, мама, тетка, нянька, стряпухи.

Будучи в центре этого дамского мирка, Дали Извилистые тропинки славы 5 глава, по всей видимости, очень рано открыл внутри себя способность манипулировать людьми и начал ее использовать. В возрасте 2-ух лет, зайдясь от гнева, он стукнул свою няньку, хотя любил ее. По его признанию, он никогда не мог запамятовать слов собственного отца, произнесенных по тому поводу: «Этот никогда Извилистые тропинки славы 5 глава не станет таким, как тот, другой».

Наконец его выделили! «Тот другой» никогда не причинял родителям никаких хлопот. Он же ликовал, видя, как они беспокоятся, когда он катается по земле в приступе гнева, когда срывает с Льюсии платок, чтоб нацепить его для себя на голову. Дали разъяснял, что и сам стремился Извилистые тропинки славы 5 глава быть постылым, так как не желал быть возлюбленным заместо «того, другого».

И тут мы можем ему поверить: этот выбор он сделал на всю жизнь. До финишной черты.

Мама не сводила с него глаз, когда он играл в парке, и не отпускала от себя далее чем на пару шагов. Отец Извилистые тропинки славы 5 глава жил в неизменном ужасе произнести какое-нибудь неосмотрительное слово, способное спровоцировать у отпрыска вспышку ярости. Оба родителя не могли избавиться от назойливой идеи, что припадок бешенства, чуток более сильный, чем другие, может спровоцировать болезнь, которая сведет его в могилу. «Однажды, когда я подавился рыбной костью и начал задыхаться, я увидел, как Извилистые тропинки славы 5 глава мой отец выбежал из столовой, будучи не в состоянии слышать мой кашель и созидать истеричные конвульсии, в каких я крючился и которые специально утрировал, чтоб дольше оставаться в центре внимания перепуганной семьи».


izveshenie-o-provedenii-zaprosa-kotirovok.html
izveshenie-o-provedenii-zaprosa-predlozhenij-na-pravo-zaklyucheniya-dogovora-po-soderzhaniyu-iskusstvennih-sooruzhenij-v-spasskom-ryazanskom-shilovskom-rajonah-ryazanskoj-oblasti-v-2013-godu-lot-1-stranica-18.html
izveshenie-o-provedenii-zaprosa-predlozhenij-na-pravo-zaklyucheniya-dogovora-po-soderzhaniyu-iskusstvennih-sooruzhenij-v-spasskom-ryazanskom-shilovskom-rajonah-ryazanskoj-oblasti-v-2013-godu-lot-1-stranica-9.html